Среда, июля 28, 2021

osmotrСледствие заупрямилось – мол, эта методика расчетов никем не утверждена. Но с помощью этих расчетов можно подтвердить или опровергнуть показания свидетелей – например, «внезапно выскочившую из-за грузовика «восьмерку».

Да и сомневаться или утверждать эти расчеты – это все равно, что сомневаться в таблице умножения, особенностью которой как раз и является объективность – хоть хороший человек считает, хоть плохой, но дважды два всегда будет четыре. Тут уж в формулах и коэффициентах не ошибешься.

 

 

 

 

Выводы сотрудника Днепропетровского НИИСЭ не устраивали ни Ляпина, ни следствие, а поэтому вместо дополнительного исследования вопросов, которые не нашли своего отражения в выводах эксперта, следствием была назначена повторная экспертиза, но уже в Киевском НИИСЭ.

Естественно, у отца погибших ребят возникло сомнение в необходимости, а, главное, в объективности такой повторной экспертизы. Во-первых, стал известен ряд фактов, указывающих на то, что «помощники» Ляпина имеют очень тесные связи и уже «отработанные» схемы «взаимодействия», как с руководством, так и некоторыми экспертами Киевского НИИСЭ. Во-вторых, назначение повторной (а не дополнительной) экспертизы означало, что следствие полностью не устраивают выводы эксперта – т.е. нужен другой эксперт и другие выводы.

Сомнения были вполне обоснованными: приехавший в Запорожье из столицы утренним поездом киевский эксперт О.Кононенко был встречен в 6.37 утра следователем Минаевым, после чего на «Фольксвагене» Минаева поехали в кафе «Парк «Авеню», что в районе на Малого рынка. Из кафе поехали к фонтану на Маяковского, где стали дышать свежим воздухом вместе с экспертом Бондаренко. Надо полагать, о деталях и экспертной оценке ДТП, а также подтасовке схемы ДТП речь на свежем воздухе не шла.

«Тройка», видимо, делилась друг с другом последними новостями в области театра и культуры, и сводками погоды в столице и Запорожье. После «скверной» беседы собеседники переместились в направлении кабинета следователя Минаева. И заговорили, наверное, о работе, лишь переступив порог служебного кабинета следствия. Потом поехали в кафе «Вестерн» отведать стерляди.

Ближе к вечеру киевский специалист потребовал, чтобы искореженную ВАЗ-2108 срочно доставили на площадку, где хранилась БМВ. Видимо, чтобы Ляпин не тратился лишний раз на эвакуатор. Отсутствие на месте осмотра самого Ляпина, его представителей и адвокатов не оставляло никакого сомнения в «предельной» объективности проведения этого мероприятия.

А тут еще и следователь Минаев «не добыл материалов, подтверждающих личную заинтересованность киевского эксперта». Он их видимо, не добыл во время моциона в городских кафе с этим же экспертом. Разумеется, Минаев в ходатайстве об отводе эксперта, оказавшегося к тому же внештатным, отказал.

Выводы этой киевской «экспертизы» получились в пользу Ляпина. К этому времени и следователя Минаева вдруг – говорят, было за что - сменил другой следователь. Он отказывает в ходатайстве отцу погибших ребят и его адвокату в ознакомлении с выводами Киевского НИИСЭ.

«Выводы» Киевского НИИСЭ, наверное, были самыми «правильнейшими из правильных». Последующие экспертизы – одесская, харьковская и донецкая отличались только лишь «механизмом исследования»: во-первых, никого из них даже не было в Запорожье, во-вторых, в заключениях Одесского и Донецкого НИИСЭ не проведено ни одного математического расчета в подтверждении своих выводов, а в экспертизе Донецкого НИИСЭ нет ни одной схемы, подтверждающей их выводы. Факты, из которых идет густой дух Балки Средней.
Вот и опять назначена очередная экспертиза этого ДТП, случившегося 19 мая 2003 года. Ровно пять лет назад. Пять лет (!) идет следствие, и несть ему конца.

ДТП Елены Ляпиной на Набережной

Гораздо быстрее и успешнее были рассмотрены материалы и принято решение по другому ДТП, участником которого была Елена Ляпина – жена «сопровода» и водителя БМВ В. Ляпина.

За год до описанного ДТП, случившегося 19 мая 2003 года, а именно - 27 апреля 2002 года на Набережной магистрали в г. Запорожье автомобиль «Хонда Аккорд», управляемый Еленой Ляпиной, совершил наезд на офицера милиции Ю. Белова. От полученных многочисленных травм, старший лейтенант умер на месте ДТП. Не в схватке с бандитами, а под колесами работника облсуда. Удар был такой силы, что свидетели подумали - столкнулись две автомашины.

Елена Ляпина постоянно меняла свои показания. Сначала, она двигалась посередине дороги, а старший лейтенант, стоявший на обочине, внезапно стал перебегать дорогу. Затем, уже в присутствии адвоката, заявляет, что ехала она уже ближе к левому бордюру, увидела мужчину и даже посигналила ему, но, несмотря на это, мужчина сам кинулся под колеса ее машины.

Есть заключение Запорожской автотехнической экспертизы: раз видела и не приняла мер – значит, виновата. Видимо, когда Ляпиной разъяснили, что так можно и в тюрьму угодить, показания поменялись – пешеход, пропустив все двигавшиеся автомашины, сам выбрал именно ее автомобиль, да и место столкновения уже было другим, так как ранее указанное было признано технически несостоятельным.

Все это было внесено в материалы уголовного дела и в уже «обновленном» варианте направлено следствием в Днепропетровск для проведения очередного экспертного исследования. Результаты таковы – действия Ляпиной соответствовали требованиям Правил дорожного движения. А раз так, то, несмотря на показания свидетелей и результаты одной из экспертиз, следователь выносит постановление о прекращении уголовного дела на основании ст. 213 ч.2 УПК Украины - за недоказанностью вины водителя Ляпиной.

Оказывается, «в соответствии с Конституцией Украины 1996 года показания виновного лица могут быть положены в основу обвинения, если кроме этих показаний, вина лица подтверждается иными доказательствами» - здесь, конечно, есть прямой намек на то, что Ляпина в своих первых показаниях все же признавала свою вину.

Вообще-то ход расследования этого ДТП выглядит странным. Например, вообще не рассматривалось две версии: первая – Ляпина «летела» с такой скоростью, что ничего большего, кроме как посигналить, она бы и не успела сделать при всем желании.
Вторая – если Ляпина, действительно, как она утверждает, ехала по Набережной со скоростью 60 км/час, тогда она умышленно наехала на пешехода – ведь не было ни стоящего автобуса или троллейбуса, из-за которого может внезапно выскочить пешеход, ни других каких-либо помех.

Почему-то в основу была положена версия, что пешеход, пропустив несколько автомашин, сам добровольно кинулся под колеса автомашины Ляпиной. Но после отмены прокуратурой столь нелепого «обоснования», следователь родил новое постановление о прекращении уголовного дела. С другой датой и в другой редакции - «В ходе проведения досудебного следствия не было собрано достаточно доказательств, которые бы неопровержимо подтверждали вину водителя Ляпиной Е.Н. в совершении преступления...».

Есть одна, можно сказать, расхожая притча об одном судье, добром и отзывчивом человеке. Приводят в суд хулигана. Он смотрит на его опущенную голову, читает положительные характеристики, слушает сбивчивый рассказ подсудимого о том, что в большей степени виноват потерпевший, но, несмотря на это, он глубоко раскаивается и готов нести любое наказание.

У судьи от жалости сжимается сердце, а отсюда и наказание – «ниже низшего предела». Судьям дано такое право – назначать наказание ниже, чем предусмотрено Уголовным кодексом.

Так и шли наказания «ниже низшего предела» до того момента, пока одним тихим вечером судья по пути домой не встретил стаю хулиганов, которые попросили у него закурить. Судья, на его беду, не курил.

Этот факт был истолкован стаей как банальное неуважение со всеми «вытекающими последствиями». С тех пор этот судья при определении наказания для хулиганов уже объективно смотрит на «низший предел». Выходит, чтобы принять справедливое решение, нужно самому пережить нечто подобное?

Вот и Елена Ляпина, получив в ЗИГМУ юридическое образование, работая пока помощником председателя апелляционного суда, видимо, и сама готовится стать судьей, приобретя при этом иммунитет неприкосновенности, при котором уже не надо будет вообще ни на что и ни на кого обращать внимание.

Еще один юрист – В. Ляпин, получивший заочное юробразование в том же ЗИГМУ без отрыва от промотвалов, и работающий сегодня помощником адвоката, в будущем, наверное, тоже захочет стать судьей или адвокатом. Чтобы консультировать таких же, как он «водителей»? Чтобы в случае чего, представить все так, будто жертвы сами норовят найти свою смерть под колесами авто?

Расследования как этого, так и других подобных ДТП вселяют стойкую уверенность в «бездоказанности-безнаказанности» подобной категории «неподсудных» водителей, к которой, думаем, может причислить себя и семейная чета Ляпиных, в двух ДТП которой погибли три человека: офицер милиции и двое ребят.

И не надо обольщаться. До тех пор, пока следствие будет проводиться по принципу «чего изволите?» и ляпины будут на дорогах, никто, даже их сослуживцы и друзья не могут гарантировать, что их близкие или дети не окажутся под колесами других «хозяев» дорог, у которых тоже все схвачено. Интересно, насколько тогда будут объективны их решения? И кого они тогда будут выручать?

You have no rights to post comments