Среда, августа 04, 2021

28b9727-cvetЕсли бы не идиосинкразия к алому флагу, серпу и молоту, украинские оппозиционеры уже давно превратились бы в неокоммунистов.

Жизнь берет свое, и риторика противников Банковой неуклонно смещается влево. Их речи полны социального пафоса, они клеймят буржуев-олигархов, защищают обездоленных льготников и возмущаются неравенством.

"Пропасть огромная! Доходы 10% самых богатых и самых бедных – сорок к одному!" Эта гневная реплика могла бы принадлежать товарищу Симоненко, но ее истинный автор – национал-демократ Анатолий Гриценко.

Да, проблема неравенства в сегодняшней Украине стоит чрезвычайно остро. Но все ли дело в масштабах социального расслоения и перепаде доходов? Является ли панацеей искусственное сглаживание имущественных контрастов? Стоит ли стремиться к равенству?

Не все так однозначно, как кажется на первый взгляд. Разительные контрасты не помешали Америке конца XIX века превратиться в пленительную страну-мечту. А низкий уровень социального неравенства не избавил поздний СССР от волны народного гнева.

Привилегии советской элиты были весьма умеренными, но из-за черных "Волг" и сухой колбасы тогдашнюю номенклатуру ненавидели ничуть не меньше, чем олигарха Ахметова или олигарха Фирташа.

Способности отдельных людей разнятся слишком сильно, и неравенство – естественное состояние любого человеческого общества. Для борьбы с неизбежным расслоением кто-то должен получить обширные полномочия и насильно поддерживать равенство. Разумеется, со временем эти могущественные контролеры сами превращаются в привилегированную элиту.

Можно изобретать хитроумные эгалитарные механизмы – скажем, наивные большевики ввели партмаксимум, запретив членам партии получать больше квалифицированного рабочего. Но рано или поздно человеческая природа все равно торжествует, и противоестественный партмаксимум был успешно отменен в 1930-х.

В нашем мире недостижимо даже относительное равенство, когда каждый получает по способностям. Для этого необходим абсолютный рационализм, не свойственный живым людям. Мы заботимся о любимых не потому, что они обладают общественно-полезными талантами, и даже не потому, что это выгодно лично нам, а потому, что мы их просто любим.

Нормальный человек сделает все возможное, чтобы наплевать на равенство и обеспечить своему бестолковому чаду лучшие стартовые условия.

Какую неприязнь вызывали советские мальчики-мажоры 1980-х! Как ненавидят современных украинских мажоров! А ведь их порождает самое светлое чувство – иррациональная родительская любовь. Беззаботное мажорство было бы невозможно, если бы представители элиты думали только о собственном профите. Но тогда они не были бы людьми…

Как видим, идея равенства противоречит человеческой натуре. Но в то же время идейные борцы с неравенством имеют большой успех, и под знаменем Egalité свершаются победоносные революции. Как объяснить сей парадокс?

Дело в том, что психологические мотивы, заставляющие нас поддерживать ту или иную идею, могут кардинально расходиться со смыслом этой идеи.

Например, подавляющее большинство людей – эгоисты, но при этом альтруистические идеи пользуются изрядной популярностью в обществе. Наслушавшись заманчивых речей о взаимопомощи и взаимоподдержке, типичный обыватель-эгоист видит себя не в роли благодетеля, а в роли объекта благодеяний. Формально он поддерживает идею служения другим людям, а фактически – идею служения других людей себе любимому.

Почувствуйте разницу!

Подобно настоящему альтруизму, искреннее стремление к равенству – весьма редкая психологическая аномалия. Обычный человек, выступающий против неравенства, не стремится к равенству – в действительности он стремится к повышению собственного статуса.

Даже если Homo Sapiens сыт, одет и обогрет, ему все равно хочется большего. Он жаждет быть успешным. Но успех – величина относительная. Мерилом успешности является наше положение по сравнению с другими людьми. Дабы повысить свой статус, нужно либо подняться самому, либо опустить тех, кто находится наверху, либо сделать и то, и другое.

Это естественное человеческое желание не имеет ничего общего с равенством, но полностью укладывается в классическую революционную формулу: "Кто был никем, тот станет всем!"

В 1848 году на улицах мятежного Парижа гремела звучная песня: "На колени перед рабочим! Перед фуражкой – шляпы долой!" А уже в 1930-х, в эпоху Народного фронта, по парижским улицам носили всю ту же рабочую кепку с дерзкой надписью: "Вот корона Франции!"

За девяносто с лишним лет представления французских пролетариев об Egalité не изменились. Egalité – это когда ты занимаешь привилегированное положение, когда тебе кланяются, когда перед тобой заискивают испуганные буржуа.

Весной 1917-го простодушный генерал Деникин сокрушался: "Нет равенства в травле классов!" Антон Иванович не понимал, что революционным солдатам и матросам абсолютно не нужно равенство. Бунтари с винтовками жаждали стать новыми хозяевами жизни, втоптав в грязь прежнюю элиту. И многие из них добились своего: уж что-что, а социальные лифты в молодой Совдепии работали великолепно!

Нормальный человек не желает быть равных среди равных – он хочет быть выше других. Поэтому социальная уравниловка не только подрывает экономику, уничтожая стимулы к развитию, но и не гарантирует желанной стабильности. Можно искусственно подтянуть бедноту к среднему классу, но тогда средний класс перестанет быть средним.

Исчезнет чувство превосходства и ощущение успешности. У людей останется лишь один путь к повышению статуса – скинуть правящую верхушку, какими бы скромными привилегиями она ни обладала. Стоит ли удивляться, что низкий уровень имущественного расслоения не спас восточноевропейские соцстраны и дряхлый СССР от краха?

Зато средневековое общество, пронизанное немыслимыми социальными контрастами, было достаточно стабильным – благодаря искренней вере в перемену статусов после физической смерти. Земное существование воспринималось как прелюдия к настоящей жизни, где все будет по-другому: неправедным господам уготован ад, а праведники из низов отправятся в рай.

Эпоха гуманизма и просвещения покончила с религиозными иллюзиями, и проблему неравенства пришлось решать в реальном мире. Революционеры-идеалисты могут гнаться за абсурдным равенством, но истинная функция революций состоит в другом: они устанавливают новый формат неравенства.

Одних низвергают вниз, другие взлетают вверх. Если новый порядок застывает, то со временем образуется критическая масса людей, невольных своим статусом, и следует очередной взрыв. Единственная альтернатива революционным встряскам – динамичное неравенство, предполагающее мирную и относительно легкую смену статусов.

Чем полезны такие сусальные добродетели, как верховенство закона, выборная демократия и свободная конкуренция? Это ключи к динамичному неравенству. Они дают каждому гражданину теоретическую возможность обогнать других. Конечно, воспользоваться этой возможностью удается далеко не всем. В подавляющем большинстве офисные клерки не становятся миллионерами, а лесорубы – президентами.

Но перспектива взлета – если не для себя, то для любимых чад – должна выглядеть достаточно реально, чтобы стимулировать людей и гасить деструктивные настроения в обществе.

Подлинный бич нынешней Украины – не масштабы социального расслоения, а его консервация. Страшна не роскошь, соседствующая с бедностью, а глухая стена бесперспективности, в которую уткнулись миллионы граждан. Люди отчетливо сознают, что навсегда останутся у подножия социальной пирамиды, что по-другому в нашей стране быть не может.

Им никогда не превратить мелкий бизнес в крупный, потому что конкуренцию у нас заменяет административный ресурс. Их дети никогда не поднимутся наверх, потому что у депутатов, судей и крупных чиновников есть собственные дети. Украинское неравенство цементируется, приобретая сословный характер. И, подобно многим другим бедам, эта проблема лишь усугубилась с приходом долгожданной "твердой руки".

Скромный украинец, недовольный застывшим неравенством, уповает на сильную и добрую власть. Он надеется, что всемогущее государство подарит ему перспективу и опустит зарвавшихся хозяев жизни. Однако усиление государственной власти усиливает правящую бюрократию, которая более других заинтересована в консервации и статичности неравенства.

Прискорбный результат налицо: стараниями сильной руки Украина возвращается к феодальным временам. Пробиться из плебса в аристократы практически нереально. Но в отличие от Средневековья наших соотечественников уже не поддерживает вера в посмертную перемену ролей.

Михаил Дубинянский, УП

Комментарии   

0 #10 Светлана 11.12.2011 08:19
"Лучше власть над самим собой, чем тысячелетняя власть над другими людьми и вещами"
0 #9 Иван 11.12.2011 07:08
Неравенство перед законом - это не разная степень удовлетворенности истца и ответчика от решения суда. Неравенство это если за одинаковое нарушение закона одному будет - на всю катушку, а другому - ничего, да ещё и возьмут под козырек. Не удивительно, что имея такую фору от Закона можно стать и олигархом.
0 #8 Gonta 11.12.2011 06:30
А какой вывод из статьи?
Некоторые моменты хочется прокомментировать.
Средний класс обеспечивает стабильность в развитых государствах не потому, что он имеет достаток, обеспечивающий потребности в разумных пределах, а потому что ОН СОСТАВЛЯЕТ АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО населения страны. Следовательно, и для крупного бизнеса (с одной стороны), и для неимущих (с другой) попытка нарушить статус-кво чревата большими проблемами. Кроме того, имущественное положение неимущих не должно загонять их в угол, провоцируя сражаться с яростью обреченных.
Нельзя сравнивать Украину и США, их рецепты для нас не подходят: гривна не есть мировой валютой. США может обеспечивать одновременное процветание олигархов с высокими социальными стандартами, просто печатая доллары, тем самым заставляя работать на себя экономики др. стран. У нас же экономика -- тришкин кафтан: натянешь на одних, оголятся др.
Очень сомнительны "выдающиеся способности" наших богатеев: кто из них имеет конкурентный бизнес за границей?
0 #7 Иван 10.12.2011 22:05
Неравенство людей с разными умственными и физическими возможностями - это понятно. Но неравенство людей перед законом - это бич нашего общества. И именно оно, а не те только интеллектуальное превосходство олигархов, обеспечило это взрывоопасное соотношение 1:40.
Хорошо хоть от смерти не смогут откупиться. Вот тут - полное равенство...
0 #6 Entons 10.12.2011 21:52
Почему то автор настойчиво внушает подмену понятий Справедливость (Равноправие) - Равенством. Безусловно равенства нет. Читай уравниловки. Изначально появление человека на свет уже результат наиболее проворного из миллиона сперматозоидов а в случае зачатия близнецов дело случая - застряли одновременно в "дверном проеме". А как же касательно пирамиды потребностей человека? Человек достигший материальных достаточных потребностей зрит дальше.Не все так однозначно. Смешались в кучу люди... И чернобыльцы (за исключением подсадных технологических уток) требуют не равенства а свое. И естественно можно услышать что мы голодаем а Он строит Межигорье. И дело здесь скорее всего именно в несправедливости а не в стремлении равенства. Прочитал статью и первое приходящее на ум -ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ВОЛК! Вспомнилась притча индианцев. Внучка спрашивает дедушку - А что такое Человек? - Это два Волка один Добрый а другой Злой в нем. - И кто же есть Человек? А все зависит от того какого Волка он кормишь!
0 #5 z 10.12.2011 21:26
Remis: Сейчас мы имеем модель...
Никакой модели мы не имеем. Не нужно создавать определения, все значительно проще, властьимущие не думают о развитии общества,они просто перераспределяют общие блага только себе и только своим. Ни о чем другом они не думают. Очень часто приходится слышать: "власть боится..." Ничего они не боятся, по-другому они не умеют, и не думают, что это аморально. Им такое и в голову не может прийти. Кто так не делает, тот быдло-это их проблемы. Бояться? Чего? Может Вы думаете,что найдется активная часть населения,которая свергнет этих уголовников? Когда люди выбирали такую особь Президентом,не могли не понимать, что иного результата не будет. Ну нельзя же не понимать! Юлька об этом буквально кричала! Понимаю, что докричалась,не нужно напоминать. Ну вот,а вы надеетесь, что жизнь всеравно свое возьмет? То есть все как-то и без нас уладится? Вот это непротивление злу нас и губит.
0 #4 Remis 10.12.2011 21:15
Все верно, но это тупик, а жизнь все равно свое возьмет. Консервация того маразма, что сложился у нас приведет к полной изоляции по Северо-корейскому образцу. Мир уйдет а мы будем стоять в тупике. Потом придет некто "реформатор" и элиты вмиг поменяются, и сработают молниеносно "лифты", и общество примет новый облик, потом начнет гнить уже по-новому. Отличие нашей модели в том, что она слишком вторична, провинциальна... Сейчас мы имеем провинциальную российскую модель сдерживания общества в консервативных тисках до последнего, потом взрывные перемены. Это революционный или катастрофический путь развития. А есть эволюционный, более мягкий, когда изменения происходят по мере необходимости без чрезмерного сдерживания. Это путь европейской цивилизации. Как говорили древние: Разумного Судьба ведет, неразумного - тащит."
0 #3 Жрица 10.12.2011 21:01
" Нормальный человек не желает быть равных среди равных – он хочет быть выше других. "
\
Це сенс життя? Авжеж для певного різновиду людей, що з них з'являються депутати і олігархи.
Зараз в багатіїв величезна проблема - знайти холуїв. Бо мало хто, особливо серед молоді, почуває себе, нижче за іншу людину тільки на підставі майнової нерівності. Люди зараз народжуються і виховуються з усвідомленням, що усі рівні. І не бажають плазувати ні перед ким. Коли суспільство забезпечує достатній середній прожитковий рівень, більшість чудово і щасливо почуває себе в його товщі і не прагне бути вище за інших.
Багато хто прагне бути рівним з іншими, щоб його не ненавиділи, а любили.
До того ж генетично везіння та інтелект не передаються.
Дубінянський мабуть настільки ідеалізує гроші і владу, що окрім майнової геть не помічає інших життєвих нерівностей у площинах інтелекту, обдарованості, таланту, фізичної краси, здоров'я, харизми, вміння бути щасливим незалежно від розміру гаманця чи посади.
0 #2 trustme 10.12.2011 20:51
при равенстве возможностей пропадают разительные контрасты, ну и слава богу границы не закрыты и все более менее талантливое просто уедет, в стране останется выродившаяся аристократия и дебильные рабы что и обеспечит ей исторический приговор, но скорей всего и этого не будет- какое то количество буйных останется и дело кончится как как в Румынии и Египте
0 #1 trustme 10.12.2011 20:47
--Разительные контрасты не помешали Америке конца XIX века превратиться в пленительную страну-мечту.----
про разительные контрасты в США в начале 20 века- при средней зарплате работающего 100 долларов автомобиль форд т стоил 850 долларов(соотношение 8,5) а по скидкам в 1916-1917 годах было продано 800 тысяч автомобилей по цене 350 долларов, всего автомобилей этой модели было продано 17 млн
Украине через сто лет далеко до этой мечты- средняя зарплата работающего 300 долларов, цена дешевого автомобиля 10000 долларов( соотношение 33)

You have no rights to post comments