Среда, августа 04, 2021

jpg_4Вечером (в декабре темнеет рано), на обычных столичных улицах близ Лукьяновского СИЗО не включили обычные же фонари. Трудно было журналистам разобрать, кто выходит из Лукьяновки, трудно (и даже, наверное, страшно тем, кто пришел поддержать Тимошенко, а вдруг – из этой тьмы да провокация?) Так же матюкались, судя по всему, обычные прохожие, возвращающиеся с работы или поджидающие детей с занятий кружков. Погодите, режим сходит с ума, но МЫ ЖЕ ПОЗВОЛЯЕМ ЕМУ ЭТО? Так к кому претензии?

А день выглядел насыщенно. Четверг, 8-е декабря, утро. Мутный, мелкий снежок. Ноги в любой обуви быстро становятся влажными. Но я смотрю на другую жидкость.

У Верховной Рады стоит корова, имеющая, как известно, обыкновение дарить теплое, живительное молоко, а буквально в нескольких шагах, в Мариинском парке, из бутылок на землю льется холодная, «постная» вода. Дело в том, что речь о двух разных мероприятиях. Воду показательно выливают чернобыльцы, 12 из протестующих в четверг с утра приступили к так называемой сухой голодовке, отказались в том числе и от жидкости.

13233535449245_copy

А корову к парламенту привели на свою акцию протеста аграрии, выступающие против запланированного к принятию закона о рынке земли. Они, как водится в последнее время, сотрясают опять отремонтированный, воистину способный сделать честь обезъяннику любого зоопарка (и дизайном, и размерами) забор у высшего законодательного органа.

Аграриев сравнительно немного, несколько сотен, но на фоне всего, происходящего в столице, прибавив толпу у Лукьяновского СИЗО, где беспрецедентно, в камере, лежачую, судят Юлию Тимошенко (об этом, если можно, чуть позже), картина дня получается красноречивой.

С утра скамейки и кучи старательно собранных для «постелей» упавших листьев, то есть то, что можно условно назвать городком голодающих, живет своей жизнью. Те, кто решил перейти к сухой голодовке, дописывали на своих повязках это слово. А потом – все выглядело так. Люди (голодающие и поддерживающие, немолодые, инвалиды, измученные, небритые) буквально бросились к одной из клумб, где виднелись форменки силовых подразделений, и над головами колебался государственный флаг. Самый обычный, непартийный, или, не, скажем, полотнище с каким-то призывом. А тот, который находится в кабинетах у мелкого и среднего начальства и в школах, да что там, у дворников, чтоб на праздники вывешивать. Колебался флаг потому, что правооХренители пытались вырвать его из рук у чернобыльцев, а те изо всех сил не давали, пытались воткнуть древко в землю. Видите ли, протестующим в столичном Мариинском парке запрещены не только палатки (хотя медики говорят, еще два-три градуса похолодания, и у голодных людей, которые сутки находящихся под открытым небом, начнутся большие неприятности со здоровьем), но и… государственный флаг. С ним, мол, это становится «несанкционированным мероприятием». Флаг у городка протестующих чернобыльцы пытались укрепить в земле еще во вторник, менты запретили. И вот – сегодняшняя потасовка.

12697540Не место и не время для попыток философии, но я думаю: именно так любое законно «назначенное» полотнище становится Государственным Флагом. Освящается, если угодно. Найдутся уважаемые читатели-собеседники, которые возразят мне: для многих этот флаг был свят всегда (сама отношусь к таким). Но сейчас – не об этих людях, а о тех, для кого любая государственная символика в силу характера практически безразлична. И более того, о тех, кому сине-желтое полотнище было практически чуждо, не так воспитывали (здесь, несмотря на присутствие волынян, ровеньчан, представителей других областей, все же больше всего людей со старательно денационализированного Донбасса). Так вот, сегодня этот флаг стал для них воистину государственным и драгоценным. Интересно, какой очередной осел отдал очередное идиотское распоряжение о запрещении государственного флага на мирной акции чернобыльцев? Старайтесь, старайтесь, у вас неплохо выходит. Подтекст действия, впрочем, где-то понятен. Если здесь будет флаг, значит, Украина – здесь, а не в кабинетах, украшенных «прапорцем». Но если здесь идет такой бой за флаг, то Украина и так здесь. Просто – на войне. Которую не мы, граждане, развязали, а которую изо дня в день нелегитимный режим ведет против нас, против всех категорий.

as13233535463179

Вот, намедни говорит в TV-эфире нардеп-регионал Олег Надоша. Да так говорит, что не знаешь, как надеть на голову сказанное. «Конструктивный диалог власти с чернобыльцами сегодня отсутствует, потому что власть не может его вести с разрозненными протестующими группами ликвидаторов аварии на ЧАЭС. Часть чернобыльцев уже удовлетворена и сидит дома, а часть – сегодня на площадях, и начинает выдвигать какие-то политические требования». Ну, глубоко удовлетворена, надо понимать, часть, которую завут Юрий Андреев (вот уж послала судьба однофамильца), профессиональный, так сказать, руководитель организации «Союз Чернобыль Украина», которого чернобыльцы считают дешевым предателем. А так – бедная, конечно, власть, не знает, с кем говорить. Хотя подойти и поговорить с который день голодающими, хоть в Донецке, хоть в столичном Мариинском парке, очень просто могут и оппозиционные нардепы, и журналисты, и просто горожане, пришедшие спросить, чем можно помочь. Ну, а если на разговор поднимется Янукович, Азаров или Тигипко, либо еще кто-то из этой братии, и окажется, что тут назрели в том числе политические требования, да и разговор будет не из лирических – извиняйте. Людей нагло обманули и до такого состояния довели.

Я не у кого не собираюсь выжимать слезу жалости к «бедным льготникам». Надеюсь, все уже поняли, что речь идет не о каких-то заоблачных выплатах чернобыльцам, а об в одночасье случившемся грабеже пенсионеров и инвалидов. И далее – о вранье, вранье, и еще раз вранье. Азаров вещает, что ликвидаторы аварии на ЧАЭС с нового года получат прелестные выплаты, даже больше того, что назначено судом. Постойте, а ноябрь-декабрь как же? Перетоптаться и простить обладателям золотых унитазов враз уменьшенные пенсии? И по какому закону и кто, гласно, их кстати, уменьшил? Да и потом – куда тогда, раскатав губу на азаровские пенсионы, девать сказанное Януковичем: «законы для льготников начнут работать через несколько лет. Нам нужно выйти на такую ситуацию, когда бы через несколько лет мы бы вышли на выполнение всех этих законов, и бюджет был бы в силах их выполнять».

Да и далеко не только о чернобыльцах говорю. О протестующих аграриях и возмущенных молодых мамах, об учителях и медработниках, с которыми режиму нечем в полном объеме расплатиться уже за ноябрь.

Кто еще не обманут? Несколько дней назад в Мариинском парке появился православный священник из Черкасской области, сам чернобылец-инвалид. Голодал только два дня, врачи категорически запретили, там большие проблемы со здоровьем. Исполнял требы: исповедовал желающих. Это стоило видеть, под открытым небом, напротив «ничего не замечающего» Кабмина, мужиков, многие из которых и в церкви-то раз в году бывают с пасхальной корзинкой. На «хитрые» вопросы журналистов, Вы ж, мол, из Московского патриархата, а он горой за Януковича, отвечал очень просто: «служу только Господу». И еще: «Церковь была задействована в выборах президента и в 2010, и 2004 годах. У меня есть предвыборная листовка «Янукович – православный президент». А он предал своих избирателей».

89

Я думаю о том, что в сегодняшние дни каждый честный человек ищет свое место. Этот священник – нашел. Тут несколько дней назад меня спрашивал один из постоянных уважаемых форумчан под ником Дары приносящий, чем можно помочь голодающим в Мариинском, может, хоть деньги перечислить, он не киевлянин. Знаете, тут действительно незаметно какой-то одной организации, у которой был бы счет. Пожертования на самое необходимое люди кладут в картонную коробку, на это покупаются в том числе и лекарства. Хороший тонометр (у многих проблемы с давлением) купил оппозиционный нардеп Князевич. Переполнены биотуалеты? Вы ж не купите и не доставите новый в столицу… Палатки запрещены, а теплые вещи приносят киевляне. Вообще, именно в четверг родилась хорошая идея, кто из киевлян при автомобиле и найдет время, пусть часов в 21.00 – 22.00 подъедет и припаркуется у Мариианского, и даст кому-то из протестующих погреться в салоне авто, хоть полчаса, хоть час. Знаете что? Пока попробуйте найти место, чтобы не чувствовать себя безучастным, у себя. Попробовать организовать что-то типа антирежимного профсоюза на предприятии? Создавать, размножать, распространять листовки, которые способны противостоять брехне подконтрольных СМИ? Прийти к местным чернобыльцам, и помочь им организовать акцию за свои права, и в поддержку голодающих? Тряхануть местные власти, коль есть за что? Ищите свое место. Вы будете неодиноки. И – спасибо.

y13233535498286

Тем временем, в тот же четверг в Лукьяновском СИЗО режим покрывал себя несмываемым позором еще раз. Началось все еще накануне, поздненьким вечером (хотя, если кто помнит, в СИЗО после окончания рабочего дня не пускают никого, были же проблемы у Тимошенко, когда ее адвокатам буквально не оставалось времени на встречу с подзащитной). На этот раз Шевченковский райсуд столицы вдруг…начал в палате тюремной больнички, где содержится не встающая с кровати по состоянию здоровья Тимошенко, «выездное заседание». По иску СБУ, «реанимировавшего», как известно, пустое дело по ЕЭСУ. По вопросу «избрания меры пресечения к последственной». С целью добиться содержания под стражей. Постойте, скажете вы, как можно посадить человека, если он и так сидит? Позволю себе шутку на грани фола: посадить можно, поскольку не сидит, а лежит (кажется, Юлия Владимировна, человек потрясающего мужества, остроумный человек, не обиделась бы на этот сарказм). Впрочем, судья Трубников был в этом «налете» очень краток, и перенес «выездное заседание» на четверг. Но вот уж в четверг все было на полную катушку, для судьи в палату больнички СИЗО внесли кресло, и был он при мантии. В общей сложности тяжело больную обвиняемую мучили так называемым заседанием около 11 часов. При том, что врач СИЗО был допрошен, и свидетельствовал: состояние узницы не позволяет никаких подобных действий. А вообще – правозащитники, мало мальски здравомыслящие юристы, зарубежные дипломаты возмущаются, и говорят, что и производить процессуальные действия по отношению к человеку, находящемуся в тюремной больнице, нельзя, и превращать процесс в закрытый – тоже незаконно (ведь ни прессу, ни депутатов на «судебное заседание» не допустили, исходя из «особенностей помещения»).

Даже Нина Карпачева (которую я не подозреваю ни в истинном исполнении обязанностей омбудсмана, ни в излишнем гуманизме), вдруг в среду поздно вечером приехала в СИЗО, и «обратила внимание судьи Трубникова на недопустимость судебного заседания в СИЗО, потому что это грубое нарушение принципа публичности судебного разбирательства», а еще отметила плохое состояние здоровья Тимошенко, и сказала, что все может быть «расценено как бесчеловечное обращение». Это она, Карпачева, почуяла, чем дело пахнет, и хочет хоть как-то остаться на плаву.

Не бойтесь произнести слово «пытки». Это то, что на наших с вами глазах творят сегодня с политзаключенной по фамилии Тимошенко. Чего хочет сошедший с ума режим на самом деле, понять сложно. После этих самых 11 часов «заседания» судья удалился в освобожденную по такому случаю соседнюю палату больнички, чтобы еще чуть ли не два часа совещаться с самим собой. И гордо вынести решение: подследственной избирается мера пресечения – нахождение под стражей, поскольку на свободе она «может негативно влиять на ход следствия». То, что на данном этапе она не может оказаться на свободе, поскольку по предыдущему дело и так в СИЗО, и если что, до неожиданно положительного решения Апелляционного, ей попросту мотать семилетний приговор, в расчет не принимается. Зато сколько нервов длительностью «заседания» и «совещания» помотано хоть у тех, кто так или иначе наблюдал за процессом…

Есть люди, которых невозможно сломить морально, и в данном случае в этом можно было бы убедиться. Так, что, в данном случае, задача, буквально и пыточно – убить физически одного человека? И что, с физическим уничтожением (не дай, Бог) даже такого оппозиционного лидера как Тимошенко у режима, ненавидимого всей страной и загнавшего себя в угол, все проблемы «рассосутся»?

Карпачева-то, высказавшись в среду, кстати, где? Получила команду «на место!» от хозяев-регионалов? Но не в том дело. Где мы? Ведь все уже давно все поняли, и режим ненавидят. Но мало этого, мало. Там, у «дела Лукьяна», в муках пытаются убить политзаключенную. А в столичном Мариинском и в Донецке люди, доведенные до отчаяния, начинают буднично поговаривать о самосожжении.

Счет идет не на месяцы, не на дни, на часы. И нас ведь – больше, чем горстки ненавидимых «их».

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

Комментарии   

0 #3 Петр Ильич 09.12.2011 17:41
Уважаемый Gerr Piter, это даже при Кучме можно было поставить палатку с надписью “общественная приемная народного депутата”, и таким образом сберечь ее от разгрома. Сегодняшняя съехавшая с катушек банда разгромит и такую, случаи уже были. Другое дело, что на мой взгляд это не должно быть преградой для более активных действий оставшихся оппозиционных нардепов. Но пусть каждый решает за себя сам. Андреева права, дни такие, что каждый человек должен найти свое место и отвечать перед своей совестью. Я, например, ищу свое, считаю, что размножать и раздавать статьи ОРД и другие порядочные, носить в Мариинский кипяток или стоять под стенами Лукьяновки, когда там пытают человека, это мало, мало…
0 #2 Gerr Piter 09.12.2011 17:20
А почему нельзя поставить палатку, написать на ней “общественная приемная депутата …” ? И поселить туда идеологического борца за денежные знаки (в смысле не “тушканчика”,если такие остались среди кнопкодавов) Или “слишком далеки они от народа”…кстати, их избравшего.
+1 #1 Гильятина 09.12.2011 12:52
Коментарий на фото:это настальгия “президента” о пребывании в местах,где вот такие пацаны в форме гоняют и унижают людей(которые нарушили закон и справедливо находятся-как “он” и над незаконноосужденными)”Он” хочет таким образом показать,что вот как ему было там аж два раза тяжело,теперь все жители страны от 16 до 65 должны пройти эту процедуру сближения “президента” в народом…

You have no rights to post comments