Четверг, июня 30, 2022

TimoshenkoReshetka.thumb_mainЧеловек, какую бы он ни имел всемирную известность и популярность в собственной стране, какие бы должности не значились в его послужном списке, в конце концов, как бы ни было его повседневное бытие защищено материально – все же попросту человек. Из плоти и крови. Обладающий не только одним здоровьем, но и одной-единственной жизнью, каждый день которой, особенно во второй половине, становится особенно бесценным. И когда человек, пред лицом реального многолетнего тюремного заключения, не идет на попятную (хоть чуть-чуть, хоть для публичного удовлетворения амбиций «инквизиторов»), не начинает прибегать к «смягчающим обстоятельствам», а произносит: «я сделал бы то же самое», этот человек достоин глубокого уважения.

29 сентября, четверг. Сторона защиты закончила выступление. Слово предоставлено обвиняемой. И Юлия Тимошенко говорит: «В то время я действовала законно, логично, эффективно, по государственному. Если бы сейчас повторились такие обстоятельства, то я бы сделала то же самое. И я не торговала землей, Черноморским Флотом, газотранспортной системой. Я не сдала ни одну пядь земли». Оглашение обвинительного заключения, где на Тимошенко «вешали всех собак» (не вчерашнее, в прениях, а предварительное, в первой половине процесса) происходило при условиях прямой трансляции. То, что является как важным моментом действий защиты, так и, по сути, последним словом обвиняемой, трансляции лишено. Это и есть объективность, справедливость, гласность, соблюдение равенства прав сторон по-янучарски. Поэтому цитировать выступление Тимошенко в Печерском суде 29 сентября следует широко. Люди во всей Украине ждут подобной информации. Возможно, даже есть смысл опубликовать данное выступление полностью. ЮВТ не оправдывается, а говорит о насущном. Нынешнем возвращении на украинский газовый рынок коррупции, поскольку парламентское большинство проголосовало, и теперь дешевый украинский газ идет на экспорт, а украинские граждане, охая над коммунальными счетами, платят за дорогой российский. О том, что почему-то замалчивается: инкриминируемые в качестве преступных директивы, подписание Нафтогазом соглашений на основании этих директив, кроме всего прочего, предполагало повышение платы за транзит российского газа на 70% с 1 января 2010 года. Сказано еще немало небезынтересного для граждан именно в свете сегодняшнего дня, сегодняшних обострившихся проблем. Есть, что вполне объяснимо, толика эмоций: «Забор Лукьяновского СИЗО и Межигорья сделаны из одного металла. Но я в СИЗО чувствую себя более свободной, чем Янукович в Межигорье. В отличие от него я не боюсь».

А вообще, может быть некоторые считают, что мы слишком много говорим о так называемом «деле Тимошенко»? Она, мол, некая «богиня»? Или никаких других проблем в стране нет? Позвольте заметить, что по крайней мере – не мы (имею ввиду граждан, вспоминающих «нашу Юлю» в транспорте и магазинах, честных журналистов, остатки нескурвившихся политиков) начали. Не было бы первого в истории современной Украины уголовного дела, являющегося для тех, кто примеряет на себя диктаторский мундир, «пробой пера», то есть попыткой устранить опасного оппонента именно таким путем – и не говорили бы. Кто-то – искренне бы восхищался Тимошенко и пополнял ряды «Батьківщини». Другой – относился бы к одному из политиков совершенно «равнобедренно». А кто-то – и критиковал бы Тимошенко за сделанное и делаемое, на его взгляд, неверно. Но это была бы совершенно другая история. А у нас – та, которая есть в действительности.

Та, в которой календарь содержит 31 апреля. Я понимаю, что все пишущие уже потоптались на том, что в тимошенковском уголовном деле содержится несколько документов, датированных этой не существующей в рамках принятого нами летоисчисления датой. Данный казус обнаружили и огласили адвокаты. Именно 31-м апреля датирован протокол осмотра проектов директив, протоколов заседания правительства от 19.01. 2009 и 21.01. того же года. Там есть подписи лиц, проводивших (не проводивших?) подобное следственное действие. Сторона обвинения, пардон, отряхнулась, и говорит: «техническая ошибка, не влияющая на суть». Но я не хочу просто смеяться над очередным ляпом режима и его присных, словно на юмористическом шоу, где с комика то и дело падают штаны, либо он глупо до хохота спотыкается. Не хочу и человечно-глубокомысленно разводить руками: кому, мол, не случалось ошибаться в датах и тому подобном. Обратимте внимание вот на какой аспект казуса. Кажется, в данном случае следует говорить о том, что от основополагающего до мелочей это дело и не старались «шить» хотя бы аккуратно. Потому что – зачем? Народ, генетически приученный к приговорам сталинско-брежневских времен, на взгляд режима, и так все схавает, все, что будет исходить от «власти».

В эти последние дни процесса над Тимошенко сталкивалась и вот с каким мнением, причем слышала это от неглупых и порядочных людей. Мол, адвокаты, выступавшие 28-29-го строят линию защиты не на том, чтоб доказать полную абсурдность обвинений, а на том, чтоб оправдать. Позволю себе в какой-то мере не согласится. Это, конечно, ярко и лаконично бы выглядело, выйти и сказать: дело абсолютно надуманное. Юлию Владимировну Тимошенко – немедленно оправдать по этому случаю! Но для искренних криков «Юле – волю!» существуют улицы и площади. А уж коль скоро дутое дело дошло до суда, уместно на примере именно этого случая показывать, как «шьют дела» на заказ, и что происходит с системой правосудия в Украине. Это вообще. А в частности, относительно Тимошенко, тоже, мне кажется, важны в том числе детали. Следует не СКАЗАТЬ, а ДОКАЗАТЬ, что ее обвинили неправедно. Чтобы в случае приговора «виновна», мерзавцам было бы сложнее говорить: вот видите? Суд есть суд, он судил долго, и пришел к такому выводу, а кое-кто зря сомневался в наличии «преступления». А в случае оправдательного приговора – чтобы усложнить возможность оперировать подлым подмигиванием, мол, а что вы хотели, ЕС и Штаты крепко прижали Януковича, и он «разменялся» с ними на какие-то преференции.

Да и об улицах-площадях, где можно (и следует) выдвигать эмоциональные требования во имя чистых целей, разговор тоже особый. Политическая расправа с лидером оппозиции, расправа, под «соусом» уголовного дела, это только вершина айсберга. Криком кричать нам следовало раньше. Когда уголовник, судимости коего «сняты» весьма и весьма сомнительно, только выдвинул свою кандидатуру на пост главы государства. Да что там, еще раньше, когда недоброй памяти Ющенко усадил «того самого Януковича» в премьерское кресло. На глазах еще не остывшего от Майдана народа. А если о временах, последовавших после инаугурации Витька с Пивновки – то убедительно и массово кричать следовало по поводу каждого нарушения Конституции, каждого шага наступления на гражданские права. Мы не сделали этого? Что ж, пожинаем беспрецедентную для современной Украины расправу над политическими оппонентами режима. А завтра, после этой расправы, будем мы и ее стерпим, нас будут кидать за решетку за политический анекдот либо неприлежное выполнение установки Азарова взять в руки лопаты и прокормить себя в рамках натурального хозяйства.

Кстати, написав это, я не предалась пессимизму. Терпеть не могу слишком расхожих поговорок, но здесь иначе, пожалуй, не скажешь: нет худа без добра. Возможно, начнись массовые выступления раньше, в перечисленных случаях, общество бы столкнулось с мини-гражданской войной (гражданская война, даже если очень «мини», все равно кровавая пакость). Или по крайней мере с определенным противостоянием разных частей общества. Поскольку были реальные приверженцы «нашего простого парня с Донбасса». Теперь же, вдоволь «пожив под ним», приверженцы стали противниками.

И граждане Украины, и мир, вслушиваются в контраргументы адвокатов. Обвинительное заключение трещит по швам, и фантастическое (подложное) датирование документов в деле 31 апреля меркнет перед тем, что Печерский райсуд не должен был принимать к ведению дела Тимошенко без подтверждения Хозяйственным судом якобы нанесенного газовыми договоренностями-2009 материального ущерба. Более того, даже в случае вмешательства Хозяйственного суда, по словам адвоката Сирого, наблюдался бы «маразм», поскольку истцом в данном случае мог бы выступить исключительно Нафтогаз Украины, а именно делегация Нафтогаза и подписывала соглашение. Есть, вроде бы, мелочь, но идущая вразрез с украинским уголовным законодательством, которое предполагает ответственность либо за превышение власти, либо за превышение служебных полномочий. Ответственности за инкриминируемую стороной обвинения формулировку « за превышение власти и превышение служебных полномочий» не предполагается, и в случае применения такой формулировки, по словам адвокатов, «возможен либо оправдательный приговор, либо отмена всего, что написано в обвинительном заключении, третьего не дано». Есть аргументы покрупнее, исследованы газовые соглашения российского Газпрома, 23 из 38 являются так называемыми типовыми, и тот, который подписала Тимошенко в 2009-м, в их числе. И вообще, газовые контракты, подписанные в январе 2009 года полностью, в том числе по ценовым параметрам, соответствуют требованиям Европейской энергетической хартии. И так далее, и тому подобное. И аргументированный вывод стороны защиты: сторона обвинения так и не сформулировала четко суть обвинения, состав и событие преступления.

Можно, конечно, начинать (продолжать) посыпать голову пеплом: мол, какими бы ни были доказательными аргументы, «они» все равно поступят так, как захочется, речь идет о политической целесообразности, и юридические буквы, равно, как и дух, здесь роли не играют. Но тут напрашивается параллель: если вы повстречали людоеда, но, к счастью, за происходящим следят третьи лица (в данном случае – граждане Украины и мировая общественность), разве нет смысла доказательно демонстрировать его подготовку у ужину человечиной, хотя он (людоед) и выдает свой акт за вегетерианский перекусон? Если «все бессмысленно», то уж лучше не посыпать голову пеплом, а смазать свою филейную часть горчичкой, чтоб людоеду вкуснее было.

Дебаты окончены. Юлия Тимошенко заявляет, что в любом случае не будет обращаться к Януковичу с просьбой о помиловании. «Так вот, я говорю, что никогда, ни при каких обстоятельствах не обращусь к Януковичу с просьбой о помиловании, потому что для меня это станет признанием этого авторитарного режима. Киреев анонсирует пятничное судебное заседание: фаза слушания, называющаяся обменом репликами, по его щедрым словам, может продолжаться сколько угодно долго.

Сколько? Приговор будет откладываться, пока Янукович чисто конкретно не получит от объединенной Европы по самое небалуй на пятничном саммите Инициативы Европейского Союза «Восточное партнерство и не убоится возможных санкций? До тех пор, пока он, напротив, окончательно не наплюет на перспективы европейской интеграции нашей страны, и, как предположил (вы читали эту статью на ОРД) коллега Никонов, не сдастся России уже со всеми потрохами, заодно не беспокоясь, как повлияет факт нахождения Тимошенко в тюрьме на имидж режима?

Или – до того, как репликами с режимом наконец начнем обмениваться мы, граждане. Причем наши реплики будут такими, на которые невозможно возразить. Которые сложно не расслышать.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

Комментарии   

+1 #2 111 02.10.2011 11:39
Молодец Юля!!!
+1 #1 Светлана 01.10.2011 08:31
Железная леди Ю, должна послужить для всех примером мужества. Никто от ошибок и соблазнов не застрахован, более того, такие сюрпризы человеку даны для искушения твердости его Веры и Духа. Сквозь тернии - к звездам. На этом жизнь не заканчивается и лично я верю, что Тимошенко не станет просит к себе снисхождения, эти "животные" ей принесут как дар, но и от него она откажется.
Это новая Веха нашей истории.
Я преклоняюсь перед мужеством и последовательностью этой маленькой женщины, хоть ненавижу всех политиков без исключения.

You have no rights to post comments