Суббота, ноября 26, 2022

1cc693c105cec79fd7a975286339a5a713 мая, в селе Кудашевка Днепропетровской области, во дворе частного дома прогремели выстрелы. 54-летний фермер из охотничьего ружья 12 калибра убил свою 54-летнюю супругу, собаку, после чего застрелился и сам. Именно таким способом, добровольно, семья Булаткиных решила уйти из жизни из-за банковского кредита.

По информации МВД, на месте происшествия было обнаружено две предсмертные записки и чистая одежда, специально приготовленная для похорон. Одна записка была прикреплена к забору домовладения и являлась инструкцией для водителя, а вторая находилась на месте происшествия. Во втором письме на восьми листах супруги подробно описали свои мотивы, а также просили прощения у детей.«Надоело сводить концы с концами... Сложилась ситуация из которой выхода нет... Сейчас никто никому не нужен... Всем нужны только деньги... Нет сил...» - такие строки в предсмертном письме увидели оперативники и родственники погибших.

По данным правоохранителей, семейная пара заранее планировала суицид: они не только подготовились к такому уходу из жизни, но и продумали все, что будет после акта самоубийства. Глава семьи, Владимир Булаткин, еще утром звонил и своему водителю и своему товарищу, предупредив их о своих планах с женой и сообщив, что нужно будет делать после их смерти. В предсмертном письме пояснялось, что решение было принято совместно, а самым главным мотивом для ухода из жизни назывались долги.

Семья имела малое предприятие по переработке подсолнечника, и мечтали расширить свое хозяйство. Булаткины брали кредиты под новый перерабатывающий цех, но в связи с кризисом, фермерам так и не удалось его запустить, а долговые обязательства продолжали расти. Теперь, согласно инструкции покойных, рассчитаться с кредитными обязательствами предстоит дочерям Булаткиных, 19-летней Милане и 31-летней Ольге: родители подробно написали, что из хозяйства нужно будет продать и кому раздать деньги.

Кредит под новую маслобойку Владимир Булаткин брал еще до кризисного периода – тогда конъюнктура рынка складывалась удачно, и супругам казалось, что бизнес пойдет. На сумму порядка 400 тысяч долларов было закуплено необходимое оборудование и сырье, расширено строительство дома и хозяйства. Но грянул кризис: производство запустить не удалось, как не удалось и перекредитоваться. Семья изо всех сил пыталась рассчитаться с долговыми обязательствами, но беспощадные проценты оказались сильнее. Хозяйство простаивало, работники перестали получать зарплату.

По словам соседей и друзей Булаткиных, семья была очень порядочной, и муки совести не давали покоя им ни днем, ни ночью. Хотя, как выяснилось уже после трагедии, мало кто в селе догадывался, что Булаткины испытывают такие серьезные затруднения: глава семьи всегда выглядел как успешный фермер и для многих местных жителей являлся работодателем-спасителем. Одна из соседок семьи вспомнила, что накануне происшествия супруга Владимира Татьяна ходила в церковь, чтобы исповедаться. Все, кто знал Владимира отмечали его жизнерадостный и открытый характер, и говорят, что довести до самоубийства такого человека могли лишь крайне вынужденные обстоятельства. Близкие, которые знали о финансовых трудностях семьи, говорят, что Владимир многократно пытался договориться с банком, но банк не пошел на встречу и не изменил условий кредитования. В последнее время к Булаткиным стали частенько наведываться «люди на джипах», которые, по мнению близких, приезжали к Владимиру с требованиями рассчитаться с долгами. Безысходность и совесть Булаткиных и стали причинами для принятия столь страшного решения, не подлежащего изменению.

"Белая Стрела"

You have no rights to post comments