Четверг, июня 30, 2022

maydan

22 ноября, годовщина начала Помаранчевой революции, требует разговора, и отнюдь не ностальгического. Ни с чем в современной истории Украины пока несравнимое событие общегражданской инициативы, табачниковскими «молитвами» вымаранное из школьных учебников истории – во многом оболгано. Процесс, кстати, продолжается и активизируется: у режима начинаются судороги при воспоминании о Майдане и Народе, и посему режим заинтересован в перенесении акцентов, искажении памяти. Понимаю, сколько платных пиарщиков и с какой грязью оперативно выскочит в том числе и под эти заметки. Противно (в основном, за честных читателей, коим придется столкнуться с этим потоком)? А вот и нет! Безразлично.

Потому что ничего не изменится: при оккупационном режиме можно вырвать страницы из учебника истории, но повернуть вспять и переписать историю – ни у кого не получится. Ну, и более важное, говорить о событиях, стартовавших семь лет назад 22 ноября необходимо, чтобы попытаться проанализировать тогдашний феномен, вынести из него уроки.

Вообще-то сегоднешний день – официальный, никем неотмененный праздник, День Свободы, чтобы не быть «датскими» (в своей некороткой профессиональной биографии всегда избегала быть «датским» журналистом (если кто не знает, так в среде газетчиков иронически называли любителей писать к общепризнанным календарным праздникам). Во-первых, потому, что если определенное историческое событие уже объективно оценено и со всех сторон рассмотрено, зачем становится в очередь, чтобы «лично отметиться»? Во-вторых, если свидетелем (участником) события был сам, и оно очень небезразлично тебе, есть опасность излишней эмоциональности, да и, не дай, Бог, невольных, но на мой взгляд нескромных намеков на «причастность». Но в сегодняшнем случае – совершенно иная ситуация), как надлежит относиться к официальным праздникам? Правильно, в меру собственного желания, а не обязаловки «октябрьской-демонстрации-трудящихся». Но только, знаете ли, вот эти сладостные, с претензией на объективность, монологи прохожих, опубликованные «Сегодня» («налью и подниму рюмочку за День Свободы»; «наверное дома после работы накроем стол»), были бы уместны как вариант, если бы речь действительно шла о празднике. А у нас – День Свободы, и, в частности, в этом году, приходится не праздновать, а отбивать. Суд с подачи КГГА запретил гражданам собраться на Майдане, и уж заодно – практически на всех центральных площадях и улицах столицы. Инициаторы празднования годовщины, в том числе общественная организация Коалиция участников Помаранчевой революции, подали на апелляцию, полемизируют с судебным решением в Сети: никто не имеет права запретить гражданину в 18.00 находится, в том числе, на Майдане, и даже по личному желанию иметь в руке государственный флаг (!). Пожалуй, до полемики на эту тему (в Украине – не в Беларуси, не в России) и впрямь нужно дожиться. А мы и не заметили, как… Пока – центральная часть Майдана уже, заранее, отгорожена металлическими щитами. Сообщают, что именно сейчас, и ни днем позже, здесь начнут сооружать грандиозную, ну, то, что Янукович, долго вспоминая, с трудом называет «йолка», и что потом с его подачи прямо таки мистически не желает светиться праздничными огоньками. А милиция щедро анонсирует: ВОЗМОЖНО, граждан, собравшихся на Майдане вопреки запретам, не будут задерживать, а просто составят протокол на тех, кто подавал заявку на проведение мероприятия.

maid-god_copy_copy

Да что там – преодолевая металлические щиты, отбивать свое право отметить День Свободы! Опять-таки, отойдемте от привязки к датам. Сегодня нам приходится буквально отбивать свое право на повседневную свободу: жить в стране, где при власти нет нелегитимного режима; где не удушают ни гражданские права, ни экономическую возможность выжить. А 22 ноября для того, чтобы сделать очередной шаг в борьбе за насущное – день хороший, подходящий, знаковый. Вот потому и говорю, что «рюмочка за свободу», или милые сердцу воспоминания, или даже какой-то непомпезный, а такой же искренний, как сама Помаранчевая революция, памятный знак – это у нас с вами, уважаемые сограждане, исключительно в будущем. В том будущем, которое заслужим сегодняшними действиями. Сегодня же (не Майдану, а обществу) нужен, если угодно, памятник Майдану, но из плоти и крови.

22 ноября мне непременно позвонят многие прекрасные люди (с некоторыми из них и говорим-то раз в год, именно в этот день). Большинство из них – не депутаты, не партийцы, даже не члены «коалиций участников». Но на их (на наших, на наших с вами плечах) и держался феномен Майдана-2004, без преувеличения, остановившего на себе зрачок мира. Не на палаточном городке (пусть извинят меня прекрасные и героические люди из него). Не на тех, кто был на сцене (тоже прошу прощения, но…). Потому что можно организовать протестное мероприятие, и выступят перед желающими послушать авторитетные и пламенные ораторы. Люди послушают, покричат «ганьба!» или «слава», и с чувством исполненного долга погрузятся в повседневные дела. Можно, опять-таки, организовать постоянный палаточный пикет. И остальная страна будет спокойно проходить-проезжать мимо него, возможно, даже в душе соглашаясь с требованиями, выдвигаемыми этим пикетом. А Майдан-2004, это когда воистину живой гражданский организм дышит и пульсирует денно и нощно. Подпитываясь постоянной, неорганизованной сменяемостью: кто-то заезжает на 3-4 часа после работы, потом уходит, но на его место становятся другие, вот именно, неорганизованные, но считающие, что побывать здесь нужно ежедневно. И страна живет и дышит только этим. И знакомой звонит «седьмая вода на киселе» с Ривненщины, которая, «ты подумай, даже в Рухе никогда не была», и просит разрешения переночевать «мы с мужем отгулы взяли, как зачем? Надо ж – хоть на два дня на Майдан». И Майдан – в лучшем смысле, но выходит из под контроля тех, кого можно было бы назвать организаторами: если бы политики «докомпромиссились» признать победу Януковича, или похлопать его по плечу на сцене, заранее назначив премьером, а людям бы сказали, мол, всем спасибо, все свободны, народ бы не ушел. Не согласился. И против такого Майдана ни у кого, ни с пьяных глаз, ни с переляку не поднимется рука применить силовой разгон – это будет воистину война, и это будет слишком заметно. И мир обращает пристальнейшее внимание на событие, потому что не обратить внимания на него невозможно. И, что самое интересное, оказывается, вот такой феноменальный «гражданский организм» может добиться того, за чем вышел: грандиозная фальсификация выборов признана фальсификацией. Только вот что необходимо отметить, организовать ничего подобного действительно невозможно. Ни за миллиарды, ни за триллионы любой самой твердой валюты. Из организованного всегда будут торчать ушки организованности. Вы попробуйте-ка добиться того, чтобы у миллионов людей оранжевые ленточки были изо дня в день завязаны хоть на сумках, хоть на лацкане, и чтобы эти люди, действительно сменяя друг друга, питали собой Майдан. Вы расскажите им сегодня, что их инструктировали и доводили расписание некие «парткомы», или что они получили хоть копейку. Минимум – за такие слова плюнут на галстук сказавшего. И попадут.

Так что же за чудо случилось с нами семь лет назад? Что за феномен сработал? Сразу же отметем желание получить «американские валенки» или воздействие «наколотых апельсинов», мы же, право, при здравом уме. Избирательная осень-2004 была удивительной. Хотя бы тем, что самые обычные, как всегда, погруженные в повседневные дела «беспартийные» граждане очень серьезно отнеслись к опасности фальсификации выборов, и не жалели времени, чтобы заранее, за несколько недель, проверить себя в списках, где, правду сказать, царил инспирированный бардак. А потом – у каждого 22 ноября началось по-своему. Я, к примеру, как журналист аккредитовалась наблюдателем, мотались с коллегами по области (главы участковых комиссий буквально хватали за рукав – останьтесь, я не хочу фальсифицировать, а требуют, может, при вас не посмеют). Наконец – осталась на подсчет голосов на столичной Оболони. Избирательный участок в здании школы, комиссия заседает в вестибюле, окна – до пола, и умничка, председатель комиссии, раздвигает шторы, увидев, что многие жители микрорайона собрались на вечерний моцион именно у этих окон. Кое-кто – с детьми, собаками. И все – с вопросом на лицах. А сказать-то ничего нельзя… Ну, впрочем, я не член комиссии, а наблюдатель, и могу встать у окна, прикрыв спиной свои «противоправные» делишки: в одной руке держу плотно свернутую оранжевую ленточку, а в другой клочок бумаги, на котором пишу динамику подсчета. И люди за окном (какой там пикет, какой там митинг!) взрываются аплодисментами. Серьезный пан лет пятидесяти оставляет спаниеля супруге, бежит в магазин, и начинает угощать соседей шампанским. Потом оборачивает пустую бутылку горлышком вниз, и кричит: «А Януковичу – вот!» Многие в комиссии улыбаются.

Улыбается и таксист, мы едем на Майдан, говорят, там построили сцену, и можно будет отпраздновать победу. Подчеркиваю – для очень многих не победу именно Ющенко, а победу НАД осточертевшим Кучмой и неприемлемым Януковичем. Но тут улыбки заканчиваются. Потому что с уличных экранов Центризбирком доносит цифры, совершенно несопоставимые с тем, как голосовали, например, киевляне. По Майдану проносится ропот. Люди подтягиваются. Первое утро – мутное и мрачное. Вижу – нахохленную спину блестящего (к сожалению, ныне покойного) украинского шоумена Игоря Пелеха, он пьет кофе из пластикового стаканчика. Киваем друг другу, и я говорю, мол, ты же не политикой занимаешься. «А я що, не громадянин?!» — чуть ли не кричит он. В глазах – боль. Это потом, буквально через день, в глазах у всех появится солнечная вера в победу.

Ну, вот, все же ударилась в воспоминания, а на вопрос, что же подняло и удержало нас тогда, не ответила. А вы – знаете точный ответ? Прикинемте. Кучма-2 вызывал неприятие и раздражение. Януковича в качестве преемника с возмущением не воспринимала большая часть страны. Народ привык к свободе слова и демократии, и не пожелал снести наглой фальсификации своего волеизъявления. То есть вот что знаково: семь лет назад страна сделала шаг к гражданскому обществу и невиданному по массовости и беспрерывности протесту только из-за попытки украсть «мой голос». А ведь сейчас – дела обстоят намного хуже. И… Стоп. Утремте виртуальные слезы. Человеку не дано с точностью увидеть, что будет завтра. Можно лишь отметить, тенденция кипения общества – обнадеживающая. Мы не пророки, и не знаем, каким именно феноменом может обернуться для Украины поздняя осень-2011.

Пока что – хоть начерно, пересчитаем положительные уроки Майдана. Граждане, если они выступают массово и непреклонно, могут добиться поистине революционного результата (ну, кто бы мог в 2004-м с налета предположить, что «победу» Януковича оспорит Верховный суд?). Украинская революция (как бы сейчас кто не скрежетал зубами в справедливом гневе на режим) способна нести в себе не погромы, а позитивный заряд, когда обычные прохожие становятся буквально родными друг другу, а карманники, промышляющие на Майдане конфиденциально говорят народной охране: мы «ваших» трогать не будем, а если поймаете крадуна, лучше нам отдайте, мы ему морду начистим, чтоб на нас не думали. Массовый и непреклонный протест заставляет мир протянуть руку помощи стране, а внутри страны – и силовиков «присягнуть» народу, и вообще, многих публичных лиц задуматься. Гражданское общество, сказав «а», непременно должно не забыть про остальной алфавит: то есть создавать организации не для ностальгических воспоминаний, а для строжайшего контроля за деятельностью власти, полученной из рук народа. Чтобы не обрастал президент «любыми друзями» и не курочил демократическую коалицию, возводя в премьеры Януковича. Что? Я и этот пункт ставлю в положительные уроки, а не в «разочарования»? А вы как думали? Научится строить гражданское общество и пользоваться его инструментами можно только на собственной шкуре. И заодно понять, что даже с приходом к власти хоть народного, хоть всенародного главы государства булки с неба сыпаться не начинают, а вот заставить главу, чтобы он поработал, граждане могут и должны.

Сколько мы будем слушать бред о своем «разочаровании»?! Мы разочарованы в том, что не отдали страну на растерзание Януковичу еще в 2004-м? В том, что не позволили нажухать себя с фальсификацией выборов? В том, что общество сделало тогда незабываемый шаг, который ложится в основу положительных последующих, даже если пришлось пережить между «вчера» и «завтра» гаденький шажок назад?

22 ноября 2011-го у нас – не праздник. А дело. Дело, знаете ли, важнее праздника. До встречи, солнечные мои побратимы.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

Мы просыпаемся, а комары боятся

 

Они делают нашу жизнь невыносимой и все никак не могут нажраться. И не потому, что их больше, или они сильнее, или умнее нас. Просто мы еще не проснулись окончательно. Майдан был первой попыткой пробуждения. Мы проснулись на 18 дней и уснули снова. Но сейчас сон становится слишком гнусным, чтобы спать дальше. Мы просыпаемся… И от этого уже их жизнь становится невыносимой. Невыносимой от страха. Для Януковича уже вся Украина превратилась в жуткий призрак Майдана. На стадионах освистывают уже не только его лично, но и его изображение и даже просто упоминание его имени. Донбасс проклинает тот день, когда проголосовал за этого тупого уголовника. За год Виктор Федорович успел настолько поднять градус общественной ненависти к себе, что никакие фальсификации на выборах уже не помогут. Но он – тупой, он этого не понимает. И продолжает набивать свое Межигорье дорогими игрушками, а к его сыну Саше в банк, что возле «Зоряного» каждую последнюю пятницу месяца сносят дань министры, губернаторы и прочая сволочь. Но страх… Страх делает их жизнь все невыносимее. Каждый день где-то, но вспыхивает новая искра. Захватывают пенсионные фонды, все новые и новые организации выходят на митинги, каждый праздник для этой власти становится бедствием, потому что каждый праздник приносит страх. День Независимости, День Свободы, скоро каждый день станет нашим праздником и их погибелью. Где-то убили мента-беспредельщика, где-то набили морду гаишнику, дали по морде букетом министру, чуть не разорвали вышедшего к людям нардепа-регионала. Их охрана становится все больше, они боятся нас. И это – хорошо, это правильно. Мы просыпаемся. И со сна вполне можем просто раздавить этих насекомых-паразитов, этих комаров, пользовавшихся нашим сном. Их ведь, на самом деле так мало. И не спасет ни полуголодная милиция, ни голодная армия, никто не спасет.

Зреет гнев. Наливаются силой гроздья этого гнева. Они обещали реформы, но реформы обернулись сбором денег на золотые унитазы. Старый маразматик-премьер вещает о том, что жить стало лучше, жить стало веселее. Но каждый из нас понимает, что старик говорит лишь о кучке паразитов. И что этот “кормчий” глубоко безумен. Они уничтожили суд, не понимая, что это была их последняя надежда умереть от старости. Они уничтожают свободу предпринимательства, не понимая, что разоренный предприниматель куда опаснее наемного работника. А наемный работник без работы уже понимает, кто виноват в этом. Они пытаются укрыться за заборами, но заборы сносят уже сейчас, что же будет завтра? Даже если этот забор в Межигорье, даже если он шести метров в высоту. Это ведь славно. Какую прекрасную ловушку ты для себя построил, глупый овощ.

Первый раз, на Майдане -2004, мы просыпались с улыбкой. Сейчас… Эта улыбка может оказаться страшной. Потому что нельзя насиловать страну безнаказанно. Странно, что об этом забыл президент-уголовник. Мы просыпаемся… И пробуждение совсем не будет похоже на эфир у Шустера. Вопросов уже не будет. Будут только ответы.

Станислав Речинский, «ОРД»

Комментарии   

0 #1 киевлянин 22.11.2011 11:23
Майдан:Не дадим шанса диктатуре!

Сегодня — праздник Свободы, который ещё является официальным, его никто не отменял. Но сейчас мы живём в историческом Зазеркалье: на 20-летие независимости Украины — “Беркут” перегородил историческую Владимирскую улицу, за ношение национального флага — бросали в автозак. Теперь — на Майдане, преданном президентом от этого Мадйдана, мы видим тот же “Беркут”. Ну, ладно, власть люмпенов такова, какова есть и , другой быть не может. Но мы ВСЕ предали тех, кто за нас пошёл в тюрьму, имея возможность покинуть эту страну. Получается, что “один за всех” — выходит, а вот “все за одного” — никак! Значит — мы заслужили не героев и мудрецов, а надзирателей и палачей. Один раз уже ели своих детей в 1933 году вместо того, чтобы убить палачей и люмпенов из собственного села… Майдан себя морально скомпрометировал и не собирались идти туда. Но если режим боится Майдана и истерит — значит — жив его дух и к Ющенко не имеет никакого отношения. Придём — власть должна бояться народа, а не наоборот. Очень хорошо — что решено быть и под СИЗО в поддержку Юлии Тимошенко и Юрия Луценко. Значит — мы ещё люди, не потеряли человеческого облика. Власть своей цели пока не достигла. Впереди выборы как революция и революция, которая как выборы. Одного без другого не будет.”Свет и тени”

You have no rights to post comments