Среда, ноября 30, 2022

1306236248Похоже, присутствие в Печерском районном суде Киева по рассмотрению уголовного дела против экс-премьер-министра, лидера ВО «Батькивщина» Юлии Тимошенко по газовым контрактам, иностранных дипломатов становится черной приметой для подсудимой – ее будут «сажать».

Вот и 27 июля к началу судебного заседания в зале заметили сразу двух высокопоставленных дипломатов, первого секретаря посольства Франции Эммануэля Бернара и советника посла Германии Анке Фельдгузера.

К 11-ти часам все участники процесса заняли свои места. На стороне защиты занят только один стул. Подсудимую представляла лишь сама «Леди Ю», поскольку со вчерашнего вечера была лишена адвокатской защиты решением судьи Киреева.

Судебное заседание традиционно началось с ходатайства Ю. Тимошенко об отводе судьи. На этот раз суд не мог игнорировать отвода, поскольку ходатайство Тимошенко подала письменно через канцелярию суда. Кирееву самому пришлось зачитать текст ходатайства, поскольку подсудимая принципиально в суде не встает, а судья принципиально не позволяет говорить сидя.

Обстановка в суде накалилась сразу после брошенной подсудимой с места реплики, - «Все процедуры, проведенные вами вчера, были ничтожны». В ответ судья потребовал от Тимошенко встать. «Вы предвзяты, нарушаете присягу, я презираю Вас. Я думаю, очень скоро настанет время, когда вы будете отвечать за преступления, содеянные в этом зале», - заявила несгибаемая подсудимая, - «Может, мне еще на колени встать? Киреев использует зверские методы, чтобы отстранить моих защитников. Все, кто здесь находятся со стороны власти - марионетки Януковича».

Судья Киреев тут же указал, что данное высказывание свидетельствует о пренебрежении к суду. «Да, я презираю вас, это правда», - подтвердила свою позицию экс-премьер.

Тогда Киреев напомнил подсудимой, что представляет государство, а значит, подобные высказывания оскорбляют и саму Украину. Тимошенко и на этот раз сразу нашлась с ответом, «Я думаю, что вам нужно запретить законом произносить слово «Украина», равно как и словосочетание «Именем Украины». Вы судите не именем Украины, а судите именем мафии и именем авторитарного режима», - и добавила ходатайство о прекращении уголовного дела.

Что ещё оставалось делать. Суд объявил получасовый перерыв для обдумывания ходатайств Тимошенко.

Во время перерыва Ю. Тимошенко время зря не теряла. Она посетила судебный процесс этажом ниже. Там судья Вовк судит экс-министра внутренних дел Юрия Луценко. Там как

раз тоже был перерыв. Они тихо поговорили о чем-то через решетку, после чего Тимошенко вернулась в зал.

Тем временем судья Киреев возобновил заседание и, первым делом, отказал Тимошенко в обоих ее ходатайствах. Ну что ж, так тому и быть… Тимошенко выдвинула новое ходатайство. «Вас здесь семеро с одной стороны, а я одна. Я хочу иметь возможность защищаться. Примите соответствующее решение, создайте хотя бы иллюзию судебного процесса», - сказала Ю. Тимошенко и потребовала три законных дня на поиск новых адвокатов. Кроме того, подсудимая прямо указала суду на нарушение статьи 296 УПК, согласно которой, защите предоставляется право вызывать свидетелей со своей стороны, задействовать экспертов и заявлять собственные доказательства.

Прокомментируем со своей стороны, что в данном процессе судья Киреев, лишив подсудимую защиты, а значит и самих процессуальных прав защиты, нарушает основополагающий принцип независимого судопроизводства – состязательности, что ставит под большой вопрос любой приговор не в пользу подсудимой.

Тем временем судья Р.Киреев счел возможным окончить прения и продолжить опрос свидетелей. Первым он вызвал в зал экс-министра топлива и энергетики Юрия Продана. Однако тот, войдя в зал, даже не успел назвать суду собственные имя и фамилию…

Вот тут и стало понятным присутствие на суде иностранных дипломатов… Представитель Генпрокуратуры А. Никитенко обратился к суду с ходатайством о смене подсудимой меры пресечения с подписки о не выезде на содержание под стражей. Свое требование обвинение аргументировало тем, что Тимошенко, несмотря на неоднократные замечания, проявляет неуважение к суду, пытается затянуть судебный процесс и мешает судебному расследованию.

Интересной была реакция присутствующих в зале нардепов БЮТ-Б. Свой протест и возмущение они высказали молча, заклеив рты наклейками со словом «Ганьба», что лишила судью Киреева возможности в очередной раз вышвырнуть депутатов из зала суда.

В этой связи следует заметить, что комичность ситуации с наклейками на губах Народных депутатов, на самом деле вовсе не веселит, если подумать, что же это за страна такая, в которую мы все незаметно для себя переселились с 2010 года, где даже у обличенных правом неприкосновенности Народных депутатов заклеены рты? Что и каким образом произошло с конституционными правами и свободами? Да их просто украли у нас из-под самого нашего носа, да так, что мы «и не почесались»! Да, было бы смешно, не будь так грустно.

Сам же Киреев охотно и с готовностью принял ходатайство обвинения и со зловещим видом объявил перерыв до 13-45. В воздухе зала повис гнетущий запах Лукьяновского СИЗО.

Некоторые «неравнодушные» к персоне Ю.В. Тимошенко политические эксперты и СМИ, любят рассуждать, что та сама стремиться попасть в СИЗО, якобы из электоральных соображений. По их извращенному пониманию, оттуда де «удобнее проводить предвыборную агитацию». В том, что все это параноидальный бред, в полной мере убедила тягостная обстановка ожидания судейского вердикта.

Тимошенко осталась сидеть в зале суда и привычно просматривала Twitter. К ней обратились журналисты с вопросом, насколько реально та ожидает в ближайшие минуты ареста? Экс-премьер, натянуто улыбаясь, отвечала, - «Дайте мне возможность не отвечать на этот вопрос. И не присматривайтесь к моим рукам, они не дрожат». Руки действительно не дрожали…

Тимошенко коротко ответила на телефонные звонки, после чего отдала свои мобильные телефоны, прочую электронику и личные вещи своему помощнику Михаилу Ливинскому.

Лучше всего напряженный трагизм ситуации видно в комментарии Народного депутата С. Власенко. «Это очередной маразм из уст прокуратуры, которая вообще не понимает, что такое закон. Человеку, который пришел судить имидж Тимошенко, потому что она об этом высказывалась, вообще не место на скамье обвинения, поскольку прокурор должен быть бесстрастным», - сказал депутат. Он отметил, что высказанные прокуратурой основания для изменения меры пресечения вообще не предусмотрены украинским законодательством. «Мера пресечения меняется лишь в трех случаях - если человек препятствует суду, если продолжает преступную деятельность и если может исчезнуть», - объяснил авторитетный юрист Власенко, и добавил, - «Невозможно препятствовать суду, пользуясь своими процессуальными правами. Если кто действует законно, то он не препятствует суду, даже если суд так считает».

Фальшивость изложенных в ходатайстве аргументов обвинения лучше всего видна из комментариев прокурора Фроловой, данных ею СМИ во время того же перерыва. Фролова настаивает на необходимости ареста Тимошенко, поскольку считает, что экс-премьер своими постоянными репликами препятствует судебному процессу.

Вместе с тем она не ответила на вопрос, каким образом прокуратура помешает Тимошенко говорить, ведь даже после ареста она будет присутствовать в зале заседаний, но только в клетке. Данное обстоятельство ещё раз говорит в пользу утверждения, что прокуратура и наши суды извращенно понимают смысл содержания под стражей, подменяя понятие «мера пресечения» понятиями «пытка, унижение и давление на подсудимого». После подобных откровенных комментариев становится понятной причина переполненных отечественных изоляторов временного содержания, где людей томят годами, пока не сломают и не вынудят к признанию собственной вины. В лице прокурора Фроловой перед нами всеми во всей неприглядности предстала гримаса нашей Фемиды.

Так что, Ю. Тимошенко всерьез в эти минуты готовилась к аресту. Тем временем перерыв затягивался, а к зданию суда подтягивались подразделения «Беркута». Стоящий в судебном дворе Автозак стал прогревать двигатель. Соратники Тимошенко давали блиц-интервью о готовности до конца защищать Юлию Владимировну.

Перерыв затянулся. Аудиторию зала пополнил ещё один дипломат из посольства США (и как они только знают о случаях подготовки ареста?). Стало ясно, что судья Киреев никак не озабочен составлением текста судебного решения, для чего было бы вполне достаточно и получаса. Да и нет у него никакого решения. Единственно правильный вывод – суд ждет директив с Банковой, а та, в свою очередь, ждет указаний от самого…

Наконец в 14-00 судья Родион Киреев вошел в зал и объявил об отклонении ходатайства прокуратуры об аресте Тимошенко. Стало ясно, что высочайшее повеление, наконец поступило, и на этот раз не в пользу «плотоядного» обвинения. В этой связи интересна судебная аргументация, - «Юлия Тимошенко нарушает порядок заседания, проявляет неуважение к суду, затягивает судебный процесс и препятствует допросам свидетелей и это препятствует установлению истины. Но поскольку процессуальные возможности влияния на Тимошенко не исчерпаны, поэтому в ходатайстве отказано». Какие ещё там «процессуальные возможности» знает судья Киреев - не понятно, поскольку кодекс на этот счет ничего не говорит. Тем не менее, главное, на этот раз не посадил - и на том, как говорится, спасибо.

После оглашения постановления, стойкая Ю.Тимошенко подала заявление о возвращения в судебный процесс защитника Сергея Власенко. Однако суд резонно напомнил, что предыдущим решением отстранил того до окончания процесса и отклонил ходатайство, оставив, как и прежде, подсудимую в одиночестве.

Обстановку несколько разрядил случай с Народным депутатом Олесем Донием, который вошел в зал и с порога стал требовать справедливости и допуска в зал своих помощников. В ответ уже поднаторевший на подобных эксцессах судья Киреев, спокойно констатировал, что Доний грубо нарушает порядок, в связи с чем ему запрещается присутствовать в зале до завершения процесса. Да и что уже для Киреева очередное удаление. Одним больше – одним меньше…

Суд же возвратился к допросу экс-министра Продана. С первых же его свидетельских показаний, стало очевидно, что сегодня у стороны обвинения явно «черный день» и вообще ничего не получается.

В виду тайны следствия нам, разумеется, не может быть известно, какие показания давал Ю. Продан в ГПУ. Однако то, что он сообщил суду, полностью противоречило составу обвинительного заключения. С его слов, все директивы в ходе «газовых» переговоров с Россией, он воспринимал исключительно, как не правительственные, а лично премьер-министра. Ему также ничего не было известно о заседании Кабинета министров в январе 2009 года, на котором обсуждалась российское предложение цены на газ и возможные в этой связи директивы. На вопрос прокурора, могла бы цена быть ниже подписанной, Продан ответил прямо, - «Я считаю, что дальнейшие переговоры ни к чему не привели бы. Позиция России была достаточно жёсткой». Продан предоставил суду копию рукописного распоряжения Тимошенко, где премьер поручала довести до сведения руководства «Нафтогаза» ее директивы. Тимошенко же подтвердила свое авторство.

Однако Р. Киреев все же отказал приобщить документ к делу, ссылаясь на отсутствие оригинала с оговоркой, что если оригинал все же сыщется, то будет безусловно приобщен.

Также Тимошенко просила приобщить к делу текст договора между НАК «Нафтогаз Украины» и «Укртрансгазом», который, по ее мнению, доказывает, что никаких убытков «Нафтогазу» не нанесено. Однако и в этом суд ей отказал со ссылкой на несвоевременность ходатайства.

Тут произошел отвратительный инцидент. И снова по инициативе прокуратуры. Представитель обвинения, чувствуя собственный проигрыш, не нашел ничего лучшего, чем спросить Продана о личных отношениях с подсудимой. В ответ из зала послышались нецензурные выражения, автором которых оказался нардеп Василий Деревляный, который был тут же выдворен из зала судьей Киреевым.

Ещё одна безобразная сцена разыгралась во дворе суда. Ожидая ареста Тимошенко, около сотни сторонников экс-премьера блокировали выезды из Печерского суда. Со двора суда на автомобиле начала выезжать некая женщина. Сторонники БЮТ ее не пропускали. В результате она проехала по ногам пожилому мужчине на костылях. Мужчину забрала «скорая».

Кроме Ю. Продана в этот день суд допросил ещё четверых свидетелей, показания которых также не в полной мере радовали обвинение. Так экс-министр промышленности Владимир Новицкий показал, что 21 января 2009 года лично голосовал на заседании Кабмина за подписание соглашения с ценой 232 доллара за тысячу кубометров газа.

Допрошенный же перед ним представитель «Нафтогаза» Николай Войтович рассказал, что стоимость газа для Украины составляла 360 долларов за тысячу кубометров. Базовая цена на газ по контрактам между Украиной и Россией составляла не 450 долларов, а 450 долларов минус 25%.

Наконец, уже в 19-ть часов судья Киреев объявил, что следующее заседание суда состоится 28 июля в 10 часов и закрыл суд.

You have no rights to post comments